Владимир Стержаков: потеря дочери, неутешительный диагноз и поразительная воля к жизни

Заслуженный артист Российской Федерации Владимир Стержаков родился 6 июня 1959 года в Таллине, Эстонской ССР. Артист с самого детства мечтал стать актером. И уже после девятого класса поступил в театральное училище при Государственном русском драматическом театре Эстонской ССР в Таллине.

Владимир Стержаков: Сразу после завершения обучения артист поступил во МХАТ имени М. Горького. В общей сложности Стержаков отдал театру более двадцати лет. А вот во времена перестройки Владимир работал не только в театре. Актер вынужден был подрабатывать шофером, разгрузкой вагонов с мороженой рыбой, мойкой подъездов, сбором пустых бутылок. Но тяжелое время не помешало ему создать прекрасный брак с Аллой в 1994 году.

Однако сложности не закончились и тут. За шесть лет совместной жизни супруги отчаялись завести ребенка и уже думали об усыновлении. В какой-то момент Алла всё же забеременела, но ребенок так и не родился.

Как вспоминал Стержаков, это было очень тяжелым временем для них. А про то, что творилось в душе супруги, актер мог лишь догадываться. Но он не переставал восхищаться её грандиозной силой воли.

1999 год принёс радостную весть. У пары родился мальчик Денис. А через четыре года — Алексей. Первый сын сейчас учится на продюсерском факультете Школы-студии МХАТ.

Страшный диагноз: Казалось бы, все неприятности позади и можно вздохнуть свободнее. Любящая жена, двое сыновей, карьера артиста. Но 28 марта 2016 года Владимир Стержаков почувствовал недомогание прямо во время спектакля «Cублиmация любви» в Саратовском театре драмы имени И.А. Слонова.

Медицинские специалисты госпитализировали и поставили неутешительный диагноз. Надежды на поправку были минимальны. Однако артист твёрдо решил: «Я не буду беспомощной обузой. У меня два сына — я поздний папа, жена, которую я люблю и боготворю, две сестры. И они все будут в слезах? Нет-нет, я не мог такого допустить.

О моём самочувствии знали только мои сыновья, супруга, ее родители, Марат Башаров и врачи. Лежал в палате один и плакал. И знаете, что я хочу сказать? Надо верить своему врачу. Ему кто-то из медсестер сказал, что я пускаю слезу. Он пришел и успокоил меня: “Все хорошо!”».

В данный момент самочувствие актера значительно лучше. Он находится в ремиссии и также продолжает принимать участие в театре и кино. «Жена знает, что я себя бы сожрал, если бы сорвались гастроли! Жизнь — это движение!».