Мое терпение лопнуло, когда сын спросил, можно ли ему бабушку называть мамой

Я окончила школу с золотой медалью, и без проблем поступила в один из ВУЗов областного центра на экономический факультет приемную комиссия вовсе не смутило то, что я приехала поступать из довольно отдаленного от города села. Моя будущая профессия была связана с банковской деятельностью и финансами.

На последнем курсе познакомилась с Дмитрием. Она был старше меня на три года, жил вместе с мамой в просторной трехкомнатной квартире. Отец ушел от них, когда сыну было всего пять лет. Через несколько месяцев наших встреч Дмитрий сделал мне предложение, и мы расписались. Жить решили в их квартире, вернее, решил Дмитрий. Ни я, ни моя свекровь не были рады «соседству», и меня она восприняла как «захватчицу», посчитав, что я вышла замуж только для того, чтобы оторвать себе кусок от их областной «трешки».

С первого дня свекровь вставляла мне разнообразные условия совместного сосуществования. Одно из них очень ярко характеризует «доброе» ко мне отношение – я не имела права готовить собственному мужу, потому что могла испортить его желудок! Зато мне вменялись в обязанности ежедневные уборки в том или ином объеме, походы в магазин и на рынок и прочие «приятные» дополнения.

Когда родился ребенок, свекровь решила, что я не смогу справиться с малышом, и взяла весь процесс воспитания на себя. На мои возражения она грубо отвечала, мол, чему я могу научить дитя со своим «колхозным прошлым». Я жаловалась мужу, но он только разводил руками и говорил, что мама хочет помочь, и ничего плохого в этом нет.

Когда сынок подрос до детсадовского возраста, начались другие проблемы. Свекровь целенаправленно являлась в садик за пятнадцать минут до моего прихода, и забирала сына домой, сообщая воспитателю, что маме некогда в погоне за карьерой позаботиться о сыне. Когда я прибегала с работы в сад, воспитательница, поджав губы, сообщала, что ребенка забрала бабушка, и добавляла: «Вы же очень заняты на работе».

Я стала замечать, что сынок начинает сторониться меня, предпочитая общение с бабушкой. Даже в выходные дни он относится ко мне как-то настороженно, а бабушка, если мы находимся дома, не дает нам нормально пообщаться, постоянно дергая своими чересчур заботливым беспокойством.

Муж по-прежнему смотрит на наши напряженные отношения сквозь пальцы, слышать не хочет о съемном жилье, считая мои претензии к свекрови надуманными и предвзятыми.

Последней каплей, переполнившей мое терпение, был вопрос сына, можно ли ему бабушку называть мамой? Свекровь отреагировала моментально:

— Дожились, ребенок во мне маму хочет видеть, невестке же некогда сыном заниматься, все работа да работа!

Я не выдержала и ответила «маме дорогой»:

— Вот что, Светлана Борисовна, во-первых, я запрещаю вам забирать Лешу из садика, и напишу об этом официальное заявление заведующей. Во-вторых, перестаньте настраивать сына против меня, я забочусь о нем не меньше вашего. Ну и в-третьих, или мы переезжаем с Дмитрием на съемную квартиру, или – развод. Результатом последнего будет именно то, о чем вы так много говорили – я «захапаю» часть вашей квартиры, а с ребенком это будет ровно половина квадратных метров.

Свекровь слушала меня, открыв от изумления рот. Она ни разу не слышала от меня чего-либо подобного, и побежала в соседнюю комнату жаловаться сыну.

Вышедший на «разборки» муж спросил:

— Ты это серьезно?

— Вполне. Тебе – неделя срока для поиска квартиры. Не найдешь, я подам на развод.

Слава Богу, до развода дело не дошло. Дмитрий «включился», и через десять дней мы уже открывали квартиру, которую совсем недорого ему сдал друг, уезжающий на несколько лет за границу работать по контракту. Так вот, достаточно просто разрешились все мои проблемы со свекровью.

Мое заявление заведующая приняла с некоторым удивлением, но, когда я объяснила, в чем причина, вызвала воспитательницу и дала соответствующие указания.

Постепенно мой сынок «вернулся» ко мне. С бабушкой он встречается раз в неделю, я этому не препятствую. У нас теперь с ней официально-деловые отношения. И еще – я, наконец-то, готовлю сама своей семье, и мои мужчины, похоже, рады тому меню, которое я им предлагаю!